Juveleggria

Авторский блог о туринском "Ювентусе"

Большое интервью Леонардо Бонуччи. Про «Ювентус», сборную Италии и «Сити»

Это интервью The Athletic было записано до матча с «Челси», но практически не потеряло свою актуальность. Его взял журналист данного издания Джеймс Хорнкасл, а его собеседником был вице-капитан сборной Италии и «Ювентуса» Леонардо Бонуччи.

«Что я больше всего запомнил в преддверии игры [финал против Англии на Евро-2020], так это поездку на автобусе до Уэмбли«, — говорит Леонардо Бонуччи. «Мы все были tranquilli, sereni — настолько спокойны, насколько это возможно. Не было такого напряжения, как перед другими финалами«. Ни нервозности, ни беспокойства. Он, возможно, помнит 2012 год, когда Италия уступила Испании, или финалы Лиги чемпионов 2015 и 2017 годов. «Мы все были так расслаблены, — вспоминает защитник. — «Гудела музыка«. Лоренцо Инсинье дал послушать игрокам неаполитанскую песню о том, как нужно есть фрикадельки и котолетту (телятину в панировке), и забыть про диету. Вскоре эта песня стала саундтреком всего выступления итальянской сборной. «Когда мы приземлились, нас встретило большое количество фанатов сборной Англии. Все они бросали в нас чем-то и оскорбляли«.

Атмосфера была наэлектризована. Уэмбли-Вей был переполнен с самого утра игрового дня. Возникало ощущение карнавала. Люди, у которых не было билетов, рванули к турникетам в надежде воспользоваться последней возможностью урвать билет. Домашняя толпа была намного большей, чем ожидалось.

Раздался свисток, заиграл национальный гимн Италии. «Нас это [полный стадион] ничуть не беспокоило, — говорит Бонуччи. — То, как мы смотрели на матч, было для нас вызовом. Мы думали: «Сегодня вечером мы вам покажем». Перед игрой я выступил с речью перед командой. Сказал им, что если мы зашли так далеко, то дело в командном духе, который у нас есть. В готовности пожертвовать собой ради друг друга и потому мы не чувствовали никакого давления. Нам не надо было никому что-либо доказывать«.

«С другой стороны, у Англии были противоположные чувство. Давление на них чувствовалось. Все, о чем нам нужно было думать, это получать удовольствие и играть в свою игру. Пока мы это делаем, результат придет, как и в других играх«. Быстрый гол Люка Шоу не имел никакого значения. Только «Уэмбли» стал еще более сумасшедшим из-за того, что Англия как будто стала ближе к первому крупному трофею с 1966 года. Другие команды могли бы дрогнуть в такой обстановке, но не Италия. Они бились, как гладиаторы, брошенные львам. «Даже после пропущенного мяча мы продолжили вести свою игру, не позволяя ни счету, ни тому, что было вокруг нас, повлиять. В перерыве мы знали, что добьемся успехи, и что забьем гол«.

Именно Бонуччи и сравнял счет, сделав это после скидки головой самого маленького игрока сборной Италии Марко Верратти. «Когда я забивал, мы искренни верили в то, что выиграем не по пенальти, — говорит Бонуччи. — У нас было несколько шансов. На ум приходит тот, который был у Доменико Берарди. Они только укрепили нашу уверенность в том, что мы выиграем. Я видел страх в сборной Англии, особенно в дополнительное время. Они боялись пропустить гол, который был бы нокаутом. Потом были пенальти, а это всегда лотерея«.

Бонуччи знает об этом больше других. Именно его гол в четвертьфинале Евро 2016 позволил Италии дойти до серии пенальти, где он промахнулся. На этот раз он не дрогнул. «Мы с самого начала проделали отличную работу. Получили за это справедливое вознаграждение«, — говорит Леонардо Бонуччи.  — До игры с Испанией мы особо ни на что не обращали внимание. Затем внутри нас начал нарастать гнев. Мы хотели доказать всем, что финал еще не определен. Что никто из них не выиграл. Слышать эту песню [Football’s Coming Home] на репите и потом читать комментарий Деклана Райса, что Англия в десять раз больше мотивирована на победу, чем мы… Ну, это те ошибки, которые делают молодые игроки. Никогда не следует говорить, что вы хотите чего-то больше, чем кто-то другой. Или что вы лучше кого-то. Ты всегда должен ставить себя на один уровень с оппонентом, вести себя сдержанно и наносить удары в нужный момент. Это мы и сделали. Никогда не говорили, что собираемся победить. Просто мы были в сантиметре от того, чтобы пройти весь путь и получить нужный нам результат. За нами стояла отличная команда, отличный тренер и такой же персонал. Дарить такую радость нашей стране было чем-то поистине особенным«.

Наконец успех пришел к двум центурионам сборной Италии — Бонуччи в возрасте тридцати четырех, а Кьеллини — тридцати шести. Последний так повлиял на Жорди Альбу, что тот еще долго не мог отойти. «Джорджо понял, что именно так ему нужно стать ближе к Евро, — говорит Леонардо о своем друге и одноклубнике. — Это был его последний шанс на таком турнире». А ведь если бы Евро прошел в 2020 году, то Кьеллини пропустил его из-за разрыва крестообразной связки.

«Мы сказали себе, что единственный способ подхода к турниру — это спокойствие. И нам нужно было передать это все более молодым игрокам. У нас было действительно много хороших игроков, но не многие из них имели большой опыт игры на международном уровне«. Верратти был еще ребенком во время ЧМ-2014, Евро-2016 пропустил из-за травмы, а ЧМ-2018 смотрел дома на диване: Италия не прошла квалификацию. Похожие истории были у Иммобиле, Инсинье и Жоржиньо. Восемнадцать из двадцати шести человек команды Манчини никогда раньше не участвовала в финальном этапе турнира сборных.

«Наша работа заключалась в том, чтобы подвести их к играм в состоянии максимальной безмятежности, — объясняет Бонуччи. — Мы ставили музыку в автобусе, смеялись и шутили. Затем, когда пришло время, самые харизматичные лидеры в команде — я и Сальваторе Сиригу, например, подвели черту под всем и сказали: «Хорошо, с этого момента не до шуток. Когда судья дает свисток — выкладываемся на полную». В нашем возрасте мы с Джорджо умеем управлять игрой. С младшими игроками все обстоит иначе. У них не было опыта, но они знали, что могут рассчитывать на нас. Посмеяться и пошутить, а затем мы будем сражаться вместе как команда, до конца«.

«В этом был секрет нашего успеха — в единстве. Нам не терпелось вернуться в Коверчано, чтобы приготовить барбекю на следующий после игры день и провести вместе весь день, наблюдая за другими матчами в видеозале, болтая о них и смеясь. Те 45 дней были беллисими, действительно были такими«.  Было здорово наблюдать, как Италия играет в захватывающий, контркультурный и авангардный стиль футбола, который привнес в национале Манчини. На стадии плей-офф стало чуть больше старых черт, которые так долго определяли футбольную идентичность страны. Например, гордость за защиту. «Это фундаментальные вещи, — кивает Бонуччи. — Говорят, что на чемпионатах побеждает защита, и это правда«. В Серии А в частности «Ювентус» Сарри стоял особняком, так как стал первой командой с 2004 года, которая взяла Скудетто не имея лучшей защиты. «Для таких защитников, как мы, лучше не забить гол, а отобрать мяч или сделать подкат«. Сразу вспоминается реакция Кьеллини на спасение Спинаццолы (вынес мяч с ленточки ворот): он был готов его расцеловать.

«Нам повезло, что в трудную минуту все в команде переняли этот менталитет. Пожалуй, игра с Австрией с физической точки зрения была самой сложной. Они играли в высоком темпе и много бегали. Против Испании было сложно из-за их игры во владение, и мы не могли играть по-своему. Но морально и физически в тот вечер к нам пришло осознание, что мы можем пройти этот путь до конца. Выиграв уродливо, мы поняли, что нам нужно перейти на другую передачу, и мы должны бороться за трофей«.

Благодаря своей игре, Жоржиньо был назван игроком года УЕФА. Абсолютно заслуженно, так как он стал обладателем Кубка чемпионов, чемпионом Европы и обладателем Суперкубка Европы. Возрождение Италии при Манчини в конечном итоге произошло из-за решения передать дирижерскую палочку глубоко играющему плеймейкеру «Челси» и позволить ему и Верратти сочинять свою музыку в полузащите. Но Кьеллини и защита чуть не украли это шоу, поставив вопрос следующим образом: разве центральный защитник не достоин получить «Золотой мяч», как это было в 2006 году?

«Форварды и самые одаренные полузащитники продают билеты, развлекают болельщиков и имеют значение, — говорит Бонуччи. — Разница между бомбардиром и десятым номером гораздо более очевидна, гораздо более заметна, чем разница между защитником. Для нас, итальянцев, Фабио Каннаваро — икона защиты, и было справедливо, что он выиграл «Золотой мяч» после чемпионата мира в Германии. Даже если Джиджи Буффон также заслужил «Золотой мяч» как лучший вратарь в мире того лета. Защитнику просто сложнее взять такой трофей. Вирджил ван Дейк стал ближе, чем кто-либо, два года назад [второе место после Месси]. Защитники просто не так привлекают внимание фанатов или журналистов. Мы «operai», рабочие«.

Рабочие на службе команды. И все же, если смотреть на тенденции Премьер-лиги последних пару лет, тем стержнем, что повлиял на гонку за титул, стала травма центрального защитника. Так было в 2019 году, когда у «Сити» выбыл Эмерик Ляпорт, а в 2020 году случилось с ван Дейком и «Ливерпулем». «Эти примеры показывают, насколько важно иметь харизматичного защитника и выдающуюся личность в нем, — говорит Леонардо Бонуччи. — Просто хорошо защищаться недостаточно. Вы также должны уметь руководить командой. Посмотрите, какое влияние оказал на «Сити» Рубен Диаш. На команду, за которой я слежу по понятным причинам. Диаш заслужил 10 из 10 за свой первый сезон в Англии. Это был отличный сезон. Когда ты теряешь топ-защитника, результаты не приходят не случайно. Это показывает, насколько они ценны для команды«.

Именно по этой причине центральные защитники стали стоить все больше и больше. За Магуайера заплатили 87 млн евро, Маттейс де Лигт стоил 85,5 млн евро, ван Дейк — 84,5 млн, Люка Эрнандес — 80 млн евро, Диаш — 68 млн, а Ляпорт — 65 млн. У Бонуччи нет степени магистра экономики и торговли, как у Кьеллини, но для него очевидно, что рынок определяет цену на основе предложения. «Просто вокруг стало меньше качественных защитников, — говорит он. — И это повышает их стоимость. Если тебе нужен отличный игрок, то будь готов платить. Гонорары — это признание инсайдеров. С другой стороны, людям, которые оценивают нас, например, журналистам, зачастую труднее заметить мелкие детали, отличающие одного защитника от другого. Возьмем подкат — он бросается в глаза больше, чем то, что я кричу товарищу по команде, чтобы он занял другую позицию. Но крик важнее, потому что он поможет моему товарищу по команде принять лучшее решение. Тогда я смогу избежать подката, ведь я предупредил его опасности, которую он не увидел. Это те ситуации, которые люди, живущие и дышащие футболом каждый день, умеют читать. Может быть, это сложнее для тех, кто не смотрит тренировки каждый день, и от них ускользают мелких детали. Многие люди, которые оценивают нас и говорят о футболе, никогда раньше сами не играли, и это меняет их мнение об игроке«.

Причина, по которой в свободное время Бонуччи следит за «Сити», достаточно понятна. Клуб Гвардиолы предпринимал несколько попыток подписать игрока. «Я мечтал о том, чтобы меня тренировал Пеп, — говорит игрок. — Ближе всего к переходу мы были в 2016 году. Я был на грани трансфера. Мы дошли до самых последних деталей, когда «Юве» решил меня не продавать. Мы решили остаться вместе. Затем, когда я перешел в «Милан», на горизонте вновь был «Сити». Я бы мог оказаться там, но для этого должно было совпасть пару факторов. К тому времени я уже дал свое слово «Милану». В прошлом году я говорил с Пепом. Он заманивал меня, но я сказал ему: «Ювентус» — мой дом. Здесь мне хорошо. Чувствую себя здесь как дома». Я хотел наверстать упущенное трансфером в «Милан». Снова стать символом «Юве» — это самое захватывающее, чем бы я мог заниматься в своей карьере прямо сейчас«.

Для «Ювентуса» очень нехарактерно так долго не играть сухие матчи. «Ювентус» провел двадцать матчей подряд пропуская. Это самая длинная серия с 1955 года. Такая статистика сильно контрастирует с рекордом, который Бонуччи и Кьеллини помогли установить на Евро 2020, когда Италия отыграла 19,5 часов без пропущенных голов. Как это объясняет Бонуччи? По его мнению, все сводится к менталитету и идентичности. «Думаю, что за последние два года с Сарри и Пирло возникли трудности при смене поколений. Мы потеряли таких ребят как Сами Хедира, Марио Манджукич, Блез Матюиди, Гонсало Игуаин — великие игроки, которые обладали большими способностями. На протяжении многих лет «Юве» добивался успеха будучи командой, которая никогда не сдается. Даже когда все казалось потерянным, мы никогда не выглядели побитыми. Таков менталитет. За последние два года было достаточно трудно вбить такие мысли нашим молодым игрокам. Какое-то время нам удавалось поддерживать их, но переход с одного поколения в другое было трудным. Теперь, когда у наших молодых игроков за плечами пятьдесят матчей за «Юве», они начинают понимать менталитет operaia«.

«Ювентус» всегда был клубом «синих воротничков», даже несмотря на то, что в нем текла голубая кровь династии Аньелли — черта, которая отражает трудовую этику в старых цехах заводов FIAT в Мирафьори и Линготто.

«Это правильно — пытаться играть в хороший футбол, но вы также должны много работать, приносить себя в жертву, быть скромным. Ничего нельзя оставлять на волю случая. Все надо делать на 101 процент — 100 процентов мало. Если обратиться к истории, то «Ювентус» всегда побеждает, когда в составе есть 10 лучших игроков, 10 хороших игроков и четыре «рабочие лошадки». У всех один и тот же менталитет: «Мы должны победить». Неважно как. Одна игра, в которую мы хорошо играем, и этого достаточно. В другой игре нам придется больше бороться и защищаться, и этого тоже достаточно. Но мы должны вернуться домой с тремя очками. За последние два года сделали ставку на «сделать что-то другое», думая, что сможем изменить историю клуба. Однако я считаю, — и я говорил об этом с Буффоном и Кьеллини, — что «Барселона» побеждает так, как они это делают, помня о своей истории времен Кройффа. «Ливерпуль» побеждает так, как они это делают, потому что это их история. У «Юве» своя история«.

На вопрос повлиял ли трансфер Криштиану Роналду на подсознание в стиле, что теперь есть игрок, который в одиночку сможет выигрывать матчи, Бонуччи согласился. «Так и было, — говорит он. — Появилась идея, что один игрок, лучший в мире, может гарантировать победы. Присутствие Криштиану оказало на нас большое влияние. Просто тренироваться с ним давало нам что-то дополнительное. Подсознательно игроки начали думать, что одного его присутствия достаточно для победы. Мы начали немного отставать от самих себя в повседневной работе, смирении, самопожертвовании, в желании быть рядом со своими товарищами по команде изо дня в день. Думаю, вы заметили это и сами«.

«В прошлом сезоне мы финишировали четвертыми и выиграли Кубок Италии, потому что снова стали командой. Если бы в раздевалку бросили кусок дерева перед некоторыми играми, то от электричества, исходящего от нас, оно бы загорелось. Чуть раньше мы это упустили. Может быть, считалось само собой разумеющимся, что если мы отдадим мяч Криштиану, он выиграет нам игру. Но ему нужна была команда не меньше, чем нам. Приходилось идти на компромисс, потому что именно команда помогает человеку, даже если он лучший игрок на планете«.

Слушая Бонуччи и то, как глубоко он копается в игре, нетрудно представить, что он станет тренером. Мы обсуждаем, почему итальянский футбол открывается и становится все более и более атакующим. Хотя он мог пойти по шаблону чемпионской команды Моуриньо. Еще в 1960-е в Италии практически не обращали внимание на то, что происходит в других лигах. Начиная с 2010 года идеи Гвардиолы стали большим источником вдохновения для начинающих итальянских тренеров.

«Разница в том, что у Моуриньо были игроки, которые играли в такой футбол, — говорит Бонуччи. — У четырнадцати-пятнадцати его игроков были потрясающие качества, приведшие команду к треблу. Итальянский футбол меняется, потому что качество игроков не так высоко (в Серии А), как было в прошлом. Теперь тренерам нужно больше вкладывать в команду. Гвардиола приглашал многих игроков из академии «Барселоны», о которых никто не знал. У него было три или четыре лучших игрока, и он начал передавать свои идеи ряду игроков академии, которые обладали хорошими качествами, но не были grandissimi. Со временем они стали великими игроками».

«Моуриньо — фантастический тренер и мотиватор. Но его футбол больше основан на личностях. У него были Самюэль Это’О, Диего Милито, Уэсли Снейдер, Эстебан Камбьяссо, Хавьер Дзанетти, Лусио, Вальтер Самуэль, Майкон, Кристиан Киву… Его талант заключался в том, чтобы получить еще больше от лучших игроков. В Италии сейчас много тренеров, пытающихся донести свои идеи. Винченцо Итальяно отлично справляется с работой в «Фиорентине». Роберто Де Дзерби дал «Сассуоло» идентичность, которую они создали и поддерживают. Идеи Сарри привели «Челси» к победе в Лиге Европы, а «Ювентус» — к очередному Скудетто«.

«Есть много тренеров, придерживающихся разных взглядов, чьи идеи оказывают реально влияние, но это не делает их победителями. У каждого свои идеи, но в футболе нет точного правила или идеальной идеи, которая заставит вас побеждать. Тухель был уволен из «ПСЖ», но выиграл Лигу чемпионов и Суперкубок с «Челси» за шесть месяцев. Вам нужно найти правильное сочетание всего«.

В то время, как Кьеллини присутствовал на конференции Italian Tech Week в Турине на прошлой недели и слушал, как двоюродный брат Аньелли, Джон Элканн, обсуждает будущее с Илоном Маском, Бонуччи, вероятно, рассматривал важные моменты своей последней тренировки. «Некоторое время я уже записываю все в блокнот, — говорит Бонуччи. — Занимаюсь этим с тех пор, как познакомился с Антонио Конте. Он был для меня действительно важным тренером и изменил мою карьеру благодаря тому менталитету, который дал мне. И футбольным знаниям, которые передал. С тех пор я старался перенять что-то у каждого тренера, с которым работал. Мне посчастливилось поработать и с некоторыми выдающимися людьми, так что это, безусловно, помогло«.

Скоро он получит свою тренерскую корочку. «Безусловно, — смеется Леонардо Бонуччи. — Даже если моя жена Мартина будет против этого. Ведь она явно хочет, чтобы я был больше дома. Но я все равно хотел бы заняться тренерской работой. Сейчас же я сосредоточен на настоящем«.

Видимо на том, чтобы вновь сделать «Ювентус» чемпионом.

Джеймс Хорнкасл для The Athletic.

Никита Никулин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *