Разговоры по душам. Пауло Дибала и Алессандро Дель Пьеро созвонились в Instagram - Juveleggria
Juveleggria

Авторский блог о туринском "Ювентусе"

Разговоры по душам. Пауло Дибала и Алессандро Дель Пьеро созвонились в Instagram

Легенда «Ювентуса» Алессандро Дель Пьеро сравнил овации, полученные им в Мадриде в 2008 году, с завоеванием трофея. Бывший капитан бьянконери и легенда клуба присоединился к Пауло Дибале во время их совместного чата в Instagram. Они обсудили карьерные моменты, жизнь взаперти и лучшие голы.

Пауло Дибала (далее — Д): «Как ты может уже читал, я в Турине с Орианой. У нас были некоторые симптомы: у меня больше, чем у нее, но не очень сильные. Мои продлились подольше и некоторое время они мне мешали. В течение последних пары дней все исчезло, и мы снова начали тренироваться.

Алессандро Дель Пьеро (далее — ДП): «Я в Лос-Анджелесе с детьми, я должен был приехать на ваш матч в Лиге чемпионов. С детьми я пытаюсь постоянно играть, мы изучаем книги по истории. Это помогает воображению. Также мы начали учить испанский».

Д: «Ты говоришь с ними по-итальянски или по-английски?»

ДП: «С ними по-итальянски, но в школе они учат английский. Сейчас мы начнем учить третий язык, в Лос-Анджелесе половина людей говорит по-испански».

Д: «Да, был в городе дважды и заметил, что многие говорят по-испански».

ДП: «Жизнь здесь совершенно другая, я часто езжу в Италию. Остаюсь здесь по тысячам причин, но главная, что чувствую себя тут хорошо. Все меняется, может мы тоже поменяемся. Я живу на холмах, мне повезло, что у меня есть сад. Находимся в ста километрах с севера на юг от Лос-Анджелеса. Сегодня идет дождь.

Д: «Да, потому мы и сделали эту онлайн-трансляцию».

ДП: «Да, сегодня 10 апреля (оба смеются). Трудно оставаться дома. Ты постоянно что-то делаешь, но у тебя должна быть цель. К примеру, вернуться в игру».

Д: «Я сказал это Ориане. Скучаю по выходам на поле, по раздевалке. Не хочу ходить куда бы то ни было еще, даже за покупками, даже если она злится».

ДП: «Как думаешь, смогут ли возобновить все в конце апреля?»

Д: «Желание, которое у всех нас имеется, не должно нас подтолкнуть снова совершить ошибку. Я думаю, что нужна безопасность для всех, а не только для нас, игроков».

ДП: «Мы с тобой так и не провели челлендж по штрафным. Нас часто спрашивают об этом. Сделаем?»

Д: «Конечно, я не забыл про это. Между нами было много обсуждений. Но мы обязательно проведем челлендж, поставим на ворота Буффона».

ДП: «Только давай бить только правой ногой».

Д: «Это не честно. Ты был также хорош и с левой!»

ДП: «Ладно, давай тогда по десять ударов. Кстати, твой гол «Интеру» был экстраординарным…»

Д: «Да, получилось хорошо, потому что вратарь не ожидал такого. У меня есть к тебе вопрос. Каким бы ты себя видел в современном футболе?»

ДП: «Футбол сильно изменился с точки зрения коммуникации. Я начинал в эпоху, когда в раздевалке не было журналистов. Сейчас все растет, в том числе и с экономической точки зрения. Уже в мою эпоху начинались изменения, появлялись различия. Я начал в то время, когда итальянский футбол обладал точными, оборонительными и тактическими характеристиками, тогда как английская игра более физической… Все стало более определенным, теперь тренеры используют смешанные модели. Мы постарались улучшить детали. Германия, например, выиграл чемпионат с невероятной тактикой, которой раньше не было. Я хотел бы играть снова».

Д: «Для нас бы это было бы приятно».

ДП: «Если скажете мне, давай играть, я пойду играть».

Д: «На физическом уровне все изменилось очень сильно. Мы бегаем гораздо больше, чем раньше. Я читал, что 30 лет назад максимальный пробег игрока за матч составлял 8 км, сегодня мы бегаем все 12».

ДП: «Когда я завершал карьеру, уже были такие цифры. Все изменилось. Сегодня все быстрее. Когда-то в Серии А забивали по три мяча за матч, сегодня – десять, потому что ты не можешь терять время. Сегодня меньше фолов, больше камер, возможно, меньше зрелищ, но больше желания забивать. Появляется все больше и больше знаний. Не говоря уже о персонале. Сколько у вас его сейчас?

Д: «Мы одеваемся в черное, они носят белое. Иногда бывает, что людей, одетых в белое, больше, чем в черное. Но все они прекрасно подготовлены, они знают о нас все, как и что готовить, а не только об игре. Я согласен, потому что работа, которую я должен выполнять, отличается от той, которую делают Кьеллини или Де Лигт. Это аспекты, которые делают нас лучше, потому что в противном случае я бы тратил время на то, что мне не нужно».

ДП: «Да, это другое. Но на штрафных, мы сможем все увидеть…»

Д: (смеется) Посмотрим. То, что ты сказал про фолы, это правда. Когда я прибыл в «Палермо», Вальтер Самуэль все еще играл за «Интер». Ты не представляешь, сколько ударов по ногам он мне нанес. Если бы он играл сегодня, его бы выгнали».

ДП: «Можешь мне рассказать про майку? Однажды мы списались, и ты сказал, что потерял мою майку…»

Д: «Да, я знал, что на аукционе была одна из твоих маек. У меня не было твоей, я очень хотел одну. Я зарегистрировал Ориану на сайте аукциона, чтобы люди не знали, что это я. Я сделал предложение, но на сайте ты не видишь самых высоких ставок. Ты только получаешь письмо. Три дня спустя ничего не было. В последнюю секунду аукциона я уже собирался праздновать, но кто-то пришел и предложил на 10 евро больше, чем я. Прямо в последнюю секунду! Когда я узнал, что потерял майку, я был очень зол. На самом деле, я написал тебе сразу после».

ДП: «Давай я дам тебе одну».

Д: «Мы можем сделать лучше, заключим пари. Тот, кто выиграет челлендж со штрафными, получил футболку другого».

ДП: «Как твоя семья?»

Д: «Они были проверены, но был отрицательный результат. В Аргентине все остановили умело. Они увидели, что произошло в Италии, и имели в виду, чего можно ждать. Еще две недели и, кажется, все может вернуться в норму. Есть карантин, ты не можешь выйти, иначе рискуешь попасть в тюрьму. Они могут подать на вас в суд… Давай почитаем вопросы. Кто был твоим кумиром в молодости?

ДП: «Сначала им был Платини, он был «десяткой» «Юве». Но в Серии А того времени было много чемпионов: Марадона, Зико…»

Д: «В Аргентине существует только одна игра по телевизору, из любой точки мира мы смотрим ее. Всегда видеть футбол хорошо».

ДП: «Вопрос тебе: любимое блюдо – итальянская или аргентинская еда?»

Д: «Аргентинское асадо, я бы не променял это ни на что. Мне очень нравится итальянская пицца. В Палермо я всегда ходил в очень маленькие траттории с видом на море. Никого не было, я ел спагетти с лобстером: ходил каждую неделю. Но потом мне приходилось идти домой пешком, чтобы избавиться от калорий!

ДП: «Итак, когда это все закончится, я приглашаю тебя в мой ресторан в Милане. Я знаю, что тебе нужно съесть».

Д: «Ты когда-нибудь был в Аргентине?»

ДП: «Только один раз в рамках футбольного тура. Мы должны были сыграть две игры, но в итоге играли только против «Велеса». Стадион был в лесу, невероятно. Шел сильный дождь. Помню, что играл Рампулла, он ударил Торричелли в затылок, чуть не забил гол в свои ворота. Мы прикрыли лица, чтобы не засмеяться. Я помню три эти вещи, было лето и была жара. Больше я там не был».

Д: «Ты должен обязательно приехать. Я сделаю тебе асадо. У меня тоже есть футбольное поле, приглашаю пару друзей».

ДП: «Теперь спрошу тебе то, что часто спрашивают меня: «Бока» [Хуниорс] или «Ривер» [Плейт]?

Д: «Слушай, есть много поклонников «Ривера», которые хорошо тебя помнят, потому и спрашивают. Но я семь лет играл в команде, в которой вырос. Даже ходил на стадион и прыгал на Курве.

ДП: «Это не «Бока» и не «Ривер», да?»

Д: «Институто Кордоба». Многие этого не знают, потому что они часто в Серии Б».

ДП: «У меня то же самое по отношению к «Падуе», даже если это не «Юве», команда, за которую я болел».

Д: «В Аргентине часто бывает так, что ты болеешь за большую команду и за свою провинциальную. Мне очень нравился в «Боке» Рикельме, но моя команда – «Кордоба». Еще один вопрос, что я прочитал: «Какой лучший гол был у меня по твоей версии и у меня твой?» У меня есть один…

ДП: «У меня также есть два или три твоих… Если говорить о технике, то у тебя таких много. Даже дальних, прекрасных. Но тот, что случился в матче с «Интером», в общем и целом, возможно, самый красивый. Были и другие, которые приносили тебе техничные голы, но этот гол был совершенен, начиная контролем и заканчивая ударом…

Д: Я бы делал подборку в стиле «Дель Пьеро. Лучшее». Если бы мне пришлось выбрать один, я бы выбрал все. Ладно, твой гол «Фиорентине» не глядя на вратаря… Я не знаю, как тебе удалось забить.

ДП: «Я тоже (смеется). Но он также мой любимый, потому что он другой. Но ты меня очень хорошо знаешь, мне немного повезло. Я не мог решиться, остановиться и потом бить или по-другому, но рядом был защитник, потому я решился сразу бить».

Д: «И все за две секунды, это невероятно. Когда нас спрашивают, о чем мы думаем, когда забиваем, они не понимают, что все происходит за короткое время».

ДП: «И чем меньше ты думаешь, тем лучше. Это инстинкт, который заставляет вас делать некоторые вещи быстрее. Ты правильно понял мой самый прекрасный гол. А я правильно понял твой?»

Д: «На днях меня спросили про это, и он пришел мне в голову. Этот гол был со многими факторами. К сожалению, на стадионе не было болельщиков, чтобы испытать этот важный момент».

ДП: «Я никогда не играл официальную игру на пустом стадионе. Каково это?»

Д: «Приятно играть с болельщиками, но когда я выхожу на поле, я всегда стараюсь отстранить себя. Ты слышишь какие-то свистки, какие-то песнопения, но когда ты играешь, то выключаешься. Однако, когда ты подходишь к полю, видишь его пустым и странным. Но когда я вышел на поле, как ты мне сказал однажды, я уже переключился… В тот раз в Мадриде, когда ты ушел под аплодисменты, это было прекраснее из-за победы или оваций?»

ДП: «В Мадриде всегда суровые судьи, но аплодисменты были для меня как выигрыш трофея. Мой лучший гол со штрафного? Возможно тот в этой игре, по степени важности. Но назови мне свой лучший?»

Д: «Здесь, в «Юве», у меня была возможность забить несколько, но если нужно выбрать один, то я выберу тот, что я забил «Атлетико». Он был красивым и важным. Когда я подошел к Пьяничу, я сказал ему, что буду бить по воротам. Он ответил: «Пусти его низом, чтобы он срикошетил от кого-нибудь». Я хотел так сделать, но не хватало места. Мяч шел бы или по кривой, или перекрещиванием. Облак такой же сильный, как Тер Штеген.

ДП: «Ты забивал Тер Штегену?»

Д: «Два. Ты знаешь, кому не забивал? Джиджи».

ДП: «Я очень сильный вратарь…»

Д: «Ты забивал голы известных вратарям?»

ДП: «Я забивал в ворота Джиджи до того, как он приехал в «Юве». Было много сильных вратарей: Перуцци, Пальюка, Антоньоли… У нас прекрасная школа вратарей. У Аргентины хуже? Больше форвардов?»

Д: «Вместе с Бразилией мы были самыми постоянными. После того, как был Марадона, появился Месси. Будет трудно найти другого, но мы надеемся…»

ДП: «А Лео не совсем нападающий».

Д: «У него невероятные цифры, даже без необходимости играть какую-то роль. Однако сейчас необходимо выиграть важный трофей, мы надеемся сделать это в следующем году, когда мы будем играть на «Копа Америка». Сейчас самое время попрощаться, Але. Было приятно, что в чат зашло 50 тысяч человек. Мы как будто бы заполнили стадион».

ДП: «Сейчас для меня самое время попрощаться на испанском…»

Никита Никулин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *