Маурицио Арривабене: «Для нас имеет значение только одно имя − «Ювентус» - Juveleggria
Juveleggria

Авторский блог о туринском Ювентусе

Маурицио Арривабене: «Для нас имеет значение только одно имя − «Ювентус»

Более полутора часов продолжалась беседа между журналистом Tuttosport Гвидо Вачаго и генеральным директором «Ювентуса» Маурицио Арривабене. Интервьюеру стало очевидным, что в клуб вернулись времена одиннадцатилетней давности, когда победа имела фундаментальное значение, а никого выше клуба быть не может.

«Ювентус» как бренд

«Нет никакого нового «Ювентуса» − его не существует. Есть цели и стремление к высокому уровню. Всегда повторяю известную фразу Бониперти: победа − это единственное, что имеет значение. Мы расширяемся во всех измерениях, не только на поле. У нас огромный потенциал, особенно за пределами Италии. Нам удалось уйти от понятия «футбольная команда», что позволило стать глобальной компанией.

Все вокруг нас происходит со скоростью света. Средства массовой информации развиваются. Многие маркетологи думают, что изучили все сценарии развития, но это не так. «Ювентус» должен создавать и вызывать эмоции. Например, мы можем сотрудничать с Adidas и выпустить какую-то линию продукта, который будет интересен не только футбольным болельщикам.

All or Nothing: Juventus

Мы постоянно экспериментируем. Взять тот же сериал от Amazon. Есть много вещей, которые можно рассказать с помощью новых средств коммуникации: через сериалы, подкасты, видео контент. И речь не только про первую команду, но и про женскую, молодежную, про U23. Мы можем создавать интересный контент, который сравнится с современным развлекательным и захватит молодежь. Это расширит нашу болельщицкую базу, принесет новых поклонников. И это несмотря на то, что в Италии мы и так на первом месте по количеству фанатов. Я говорю про потенциал за границей.

Даже у тех людей, кто любит «Ювентус», хватает внешних «раздражителей», других интересов. Расширяться, как я уже говорил раньше, мы можем за счет людей, которым футбол не интересен. Над этим нужно работать. Бренд «J» имеет огромный потенциал. Мы должны создать команду, которая будет побеждать на поле, и другую, которая будет работать над расширением бренда по всему миру. Наш проект не направлен на получение денег ради выживания. Мы спокойно можем существовать без скачкообразного роста дохода. Сегодняшний проект родился ради модели футбола, которая основана не только на самом футбольном событии.

Сравнить бренд Ferrari и бренд Juventus тяжело. В Маранелло исходят из глобальности бренда, так как благодаря типу соревнований команда выступает по всему миру. «Ювентус» же родился на местном уровне, расширяется на национальный  и находит свое место в Европе, хочет совершить глобальный скачок. Это совершенно две разные истории».

Как устроен «Ювентус» сегодня

«Прежде всего, это Андреа Аньелли, которого я знаю двадцать пять лет и с которым у меня максимальное и взаимное доверие. Потом генеральный директор, которого раньше не было и который сейчас есть. Меня часто путают со спортивным директором, но давайте уточним, что я не он. У меня даже нет таких навыков. Наш спортивный директор − Федерико Керубини. Моя работа заключается в том, чтобы обосновать стратегию, которую я упоминал раньше. Футбол − сложная система. Я честен: когда был снаружи, думал, что все проще. Здесь, в «Юве», у меня много занятий: есть стадион, у которого свой бизнес, есть первая команда, молодежный сектор, женская часть. А еще есть мир маркетинга. И, наконец, много политики − Лига Серия А, FIGC, УЕФА. Это довольно сложная система еще и потому, что, в отличие от последней работы, которую я делал, в конечном итоге имею дело с людьми, «машинами», предательски более сложными, чем двигатель болида (смеется).

Как бы ты ни планировал и насколько бы ты ни умел направлять хорошую команду в нужное русло, человеческий фактор имеет значение. Ты всегда говоришь о людях. И мяче, который катится. Наша работа всегда начинается с технического и научного подхода: мы пытаемся все спланировать, но всегда может случиться неожиданный сюрприз, тесно связанным с тем, что игроки − мужчины, а не машины.

Недавно в клуб вернулся Франческо Кальво, которого я знаю очень давно. Мы работали вместе в Philip Morris, где он отвечал за все наши выступления в различных автогонках. Я знаю, как он работает, он знает, как работаю я: у нас гармония и взаимоуважение.  У него был опыт в «Барселоне» и «Роме», и, на мой взгляд, его появление еще больше укрепило нас. Стратегия − это одно, а их практическое применение − другое. Франческо работает непосредственно со мной, чтобы придать скорости и решимости обоснованию тем стратегиям о которых я рассказывал.

В спортивном направлении командует Федерико Керубини, который вместе со своими сотрудниками − Тоньоцци, Манной и Оттолини − управляют рынком. Он человек, ответственный за трансферы «Ювентуса». Моя роль заключается в оказывании поддержки в определенных операциях или я могу, например, внезапно открыть дверь в его офис и предложить идею, которая может в данный момент казаться сумасшедшей. Мы вместе оцениваем ее. Федерико и его команда проводит всеобъемлющую оценку и реализует идеи. Они молодцы и хорошо делают свою работу. Я стимулирую и запускаю вызовы, а они настоящие архитекторы.

Как «Ювентус» работает на трансферном рынке

«Рыночная операция работает без точного протокола, потому что все они разные. Не Маурицио, Федерико, Павел или Аллегри определяют стратегию. Есть таблица от которой мы отталкиваемся и в первую очередь оценивает цифры, потому что сегодня они имеют определенное значение. А уже оттуда мы вместе решаем какой будет стратегия. Есть те, кто хотел бы купить весь мир, есть те, кто более предусмотрителен, но в итоге мы едины. В том смысле, что когда после многочасовой дискуссии покидаем комнату, то абсолютно все разделяют наш подход к рынку. Тишина на трансферном рынке − наш стиль. Мы двигаемся без акцента, но начиная с президента все точно знают, чего мы хотим добиться, уделяя большое внимание устойчивости.

Мы ведем переговоры с Погба и все развивается хорошо. Это именно тот момент, о котором я говорил. Была встреча, на которую пригласили определенных людей. Ты открываешь дверь, бросаешь какое-то имя, все смотрят на тебя, как на больного, а затем медленно запускается машина и строится операция. Именно так родился Погба. От вопроса: «А почему бы нам не взять Погба?» Обратите внимание, что просто идеи мало: идея лишь провокация, значит, ее нужно претворить в жизнь. Вы всегда должны понимать, есть ли у этой провокации цифры для осуществления, устойчивость, о которой мы говорили ранее. Если цифры устраивают, надо доводить дело до совета директоров. Нельзя переходить на следующий этап без цифр, в которых есть логика. Если мы говорим о важных игроках, конечно.

Присутствие определенных игроков важно как с технической, так и с коммерческой точки зрения. Я мечтаю иметь в составе игрока-итальянца, признанного во всем мире. Кого-то уровня Тотти, Дель Пьеро, Буффона или Паоло Росси. «Ювентус» − это команда с четкими правилами и 125-летней историей. Более чем вековая история не написана одним игроком, поэтому команда всегда важнее индивидуальности. Все в «Ювентусе», начиная с меня, должны соблюдать правила.

Сейчас мы закрываем очень болезненный финансовый год. Последствия пандемии еще не прошли. У нас за плечами рюкзак проблем, сгенерированных коронавирусом. Закрытие стадиона и музея нанесло за два года ущерб в 75-80 млн евро. Также высокий ущерб нанесла высокая маржа. Я просто приведу пример: знаете ли вы, что Дуглас Коста по-прежнему будет влиять на следующие финансовые отчеты клуба? Следовательно, дело не только в ковиде. Я не критикую, но вы должны быть реалистами. За ночь такую проблему не решить. В новом отчете будет много слез и крови, но в будущем будет лучше.

Если продление контракта с игроком будет слишком дорогой ценой за идею, которую мы вложили в его зарплату, а сам игрок не имеет сумасшедшей технической ценности, то «спасибо и до свидания». Бесполезно просто продлевать контракт, беря на себя дополнительные расходы, чтобы просто иметь в составе плюс одно имя. Для нас имеет значение только одно имя − «Ювентус».

Пауло Дибала

«У нас было определенное соглашение, затем в клубе произошло увеличение капитала. Мы все взяли перерыв, о чем все были проинформированы. Нам нужно было провести оценку в рамках Совета директоров. Произошла новая встреча и мы сообщили, что условия изменились. Мы хотели двигаться дальше иначе. Был четырехлетний контракт с определенными цифрами, которые я бы не хотел называть во избежание дальнейших споров, но потом мы перешли к другой стратегии. Все же помнят и знают, кто приехал в январе, верно? Это не скомпрометировало наши отношения. Никакой войны между нами и Дибалой не было. После принятия решения мы сердечно поприветствовали друг друга. Было решение без всяких «но» и «если» и мы претворили его в жизнь. Я надеюсь, что Дибала найдет команду и удовлетворение от всего, которого он заслуживает. С нашей точки зрения, у всего есть начало и конец. Повторяю: «Ювентус» превыше всего. Есть игроки, которые оставили глубокий след, но бренд клуба становится более важным.

Отношение к агентам

«Я встречался с немногими из них. Об этом лучше спрашивать Керубини. Как-то случайно встретил Мино Райолу. Мне было любопытно узнать его. Он один из тех, кто изменил правила игры, сделав их более жесткими для клубов и более выгодными для игроков. Он был из тех агентов, кто умел управлять карьерой игрока, проектируя ее и претворяя в жизнь. Также есть тип пассивного агента, который сопровождает игрока и удовлетворяет его потребности. Мино разработал и таких людей. Помните, я как-то сказал: «Игроки больше смотрят на агента, чем на футболку»? В тот вечер Мино прислал мне смс: «Ты молодец! Очень хорошо сказал!» Я ответил ему: «Мино, ты не понял. Я на тебя очень рассердился». А он мне: «Знаю, знаю». Очевидно, для него это был комплимент.

Эта система требует регулирования. Есть агенты, имеющие по девять или десять игроков в одной команде. По сути они ее и формируют. Мы должны навести порядок. Мы не должны убирать агентов, которые есть в любом виде спорта, но все должно регулироваться.

Возможно вам покажется, что я жесткий. Пусть будет так. Я бы скорее назвал себя прямым и последовательным. Когда только пришел в футбол, у меня не было смелости сказать: «Теперь я меняю футбол». Но я так же твердо говорю, что футбол меня не изменит. Все, что я делаю − следую установленной линии в мире, где правила формировали хорошие привычки. Есть такие люди, которые меня не знают и говорят ужасные или красивые вещи, но все это проходит мимо меня. Например, что я не компетентен в футболе. В принципе, это верно. Но я и не должен быть компетентен в нем. Этим занимаются Керубини, Павел, который сидит рядом со мной на играх и многое мне объясняет. Говорю это официально, чтобы не было недоразумений: я не компетентен в футболе, но знаю, чего хочу, и знаю, как этого хочу добиться. Я знаю, что думаю, и футбол не закроет мне рот.

Маттейс де Лигт

«Возвращаемся к разговору об игроках, которые слушают советы агентов и их коллег. Сегодня невозможно удержать игрока, который хочет уйти. Но это всегда вопрос цены. Это не так работает, что если кто-то хочет уйти, то ты ему говоришь: пожалуйста, садись. Удержать игрока сложно, но из-за стола переговоров довольными должны уйти трое. И всегда нужно помнить, что действует фраза «у кого есть деньги, тот и выиграл».

В разгар сезона вижу всех игроков и они всегда прилагают большие усилия. Я вижу профессионализм и самоотверженность. У каждого из них свой характер. Меня поразил Влахович: у него безумное желание побеждать и доказывать свою состоятельность. Он воин. Другие, может быть, трактуют это иначе».

Молодежная политика

«Мы не изменяли свой курс. Ориентиры нужны везде. Нашей стратегией было и остается вовлечение молодежи. По этой причине мы должны найти свой путь. Я видел, как Роналду повлиял на многих наших игроков. Теперь у таких людей как Фаджоли, Суле и Миретти должны быть рядом чемпионы, у которых они смогли бы учиться.

Болельщики

«Болеть нужно вне зависимости от всего. Ты не можешь болеть [за команду] эпизодами. Если сегодня ты здесь, а затем где-то там, то не получится, что твой голос услышат. Для меня поддержка − это последовательность, постоянность. Будете ли вы петь, кричать или что-то еще… Не имеет значения, лишь бы это было здоровым. Если вы используете аплодисменты как форму шантажа, как ты можешь быть фанатом «Ювентуса»? Ты эпизодический фанат.

Стадион не должен восприниматься как место, связанное только с матчем. Он должен расширять свои границы и стать формой развлечения. Эта форма не обязательно нуждается в криках, транспарантах и другом. Шоу должно оправдывать цену билета. Цель же состоит в том, чтобы на стадион ходили семьи. Если вместо хора организованных аплодисментов мы услышим голоса восторженных детей… Это способ, чтобы повысить азарт у молодых людей. Ты не можешь быть «Ювентусом» по частям: ты либо «Юве» всегда или никогда.

Понимаете, стадион не должен будет принимать только и исключительно мероприятие, связанное с матчем, он должен будет расширить свои границы и стать формой развлечения. Форма развлечения не обязательно нуждается в криках, транспарантах и ​​организации. Организация должна принадлежать компании, которая должна организовать шоу, оправдывающее стоимость билета. Цель состоит в том, чтобы привести на стадион семьи, если вместо хоров организованных аплодисментов мы услышим голоса восторженных детей… Но это также способ повысить азарт молодых людей. Ты не можешь быть «Ювентусом» урывками: ты либо всегда им являешься, либо никогда им не являешься.

Если бы мы формировали команду по отзывам болельщиков, то нам бы пришлось делать четыре команды с десятью тренерами. И, вероятно, победителем стала бы пятая с одиннадцатым тренером. В том, что болельщик высказывает свое мнение, пусть даже горячо, и заключается красота футбола, а может быть, и красота всего спорта. Но если слушать фанатов, слушать всех фанатов, то будет катастрофа. Решения должны принимать люди, которые несут ответственность. Если бы я показал вам все электронные письма, которые мы получаем…».

Работа с Аллегри

«Он включен во все и сам также вовлекает нас. Он принял стратегию клуба близко к сердцу и мы вместе начали этот путь. Никому не было легко. У нас было увеличение капитала, большие траты, стратегия на будущее. В это же самое время ему приходилось управлять командой, которую ему дали, а не он построил. Теперь благодаря тем встречам, о которых я говорил, а также благодаря компактной команде управленцев, мы начинаем строить что-то более подходящее для него.

Но это не будет команда Аллегри. Мы разработали все вместе и молча идем на рынок, чтобы реализовать то, что было решено за столом. Действуем по плану. Если слушать всех тех, кто говорит, кого мы купили или продали… Честно говоря, вся эта история с трансферным рынком меня немного увлекает. Время от времени я читаю или вижу по телевизору имена, которые никогда не слышал на наших встречах. В такие моменты звоню Керубини и спрашиваю: мы действительно ведем переговоры с этим игроком? А он мне отвечает: «Ты что, пьяный?» (смеется) Нет, серьезно, он часто слышит фамилии впервые. Обсуждение трансферных новостей в клубе нередко носит комический характер».

Участие в переговорах

«Рынок очень требователен. Я вижу, как Тоньоцци, Манна и Керубини постоянно говорят по телефону: 24 часа в сутки. С другой стороны, у нас есть не только первая команда. И есть не только покупки, но и продажи. На рынке меня шокирует лишь одна вещь: то, что одна определенная сегодня вещь может стать невозможной уже завтра. Я не думал, что все настолько сложно. Я не осмеливаюсь сказать Федерико: «Когда ты возьмешь выходной?» Потому что один я бы не знал, как все делать.

Женская команда и «Ювентус U23»

«Профессионализм и правильная эволюция. Мы считаем, что инвестировать в женщин нужно и полезно. Наша цель − дать им равные права. Сегодня, по сути, у них есть отдельная структура, которая относится непосредственно ко мне. Нам нужно инвестировать в женщин, потому что это быстрорастущий сектор: может быть, результаты мы получим не сразу, но будущее есть. И у есть лучший человек для этого сектора − Стефано Брагин, с которым часто консультируются и на национальном уровне. Наша цель состоит еще и в том, чтобы исключить слово «женщины». А также слова «до 23 лет». Должен существовать только «Ювентус». Как я уже сказал: «Ювентус» превыше всего.

Финансовая привлекательность «Ювентуса»

«Когда речь идет о фондах, мы всегда должны помнить, что это… фонды. Итальянский футбол привлекателен для американских фондов, значит движение есть. Немного похоже на то, что произошло в английском футболе много лет назад. У нас есть преимущество в том, что мы по-прежнему остаемся доступным рынком. И то, как это закончится, зависит от желания фондов развивать футбольную систему и насколько они хотят, чтобы она росла. Инвестиционный фонд должен приносить прибыть. Не могу себе представить фонд, который не думает о развитии компании и, следовательно, отрасли. Эти два понятия не могут быть разъединены».

Политика в итальянском футболе

«Италия имеет огромный потенциал и привлекает инвестиции, а потом сталкивается с бюрократией. В целом система, благоприятствующая инвестициям в страну, устраняющая бюрократию и облегчающая условия для всех, кто инвестирует, поможет не только футболу, но и всей Италии.

Диалога с Федерацией и Лигой нет. Судебные разбирательства ни к чему не приводят. Либо вы управляете собой совершенно самостоятельно, либо бесполезно о чем-то говорить. В Формуле-1 есть те, кто владеет коммерческими правами, и те, кто устанавливает правила: диалог важен, потому что правила могут создать зрелище и повысить ценность коммерческих прав. Так что тяжба ни к чему не приводит. Вплоть до полной катастрофы. Нам нужно более тесное сотрудничество и большая ясность в отношении обязанностей. Лига − это ассоциация частных лиц, которые пытаются добиться чего-то большего. С другой стороны, есть регулятор. Два актера не могут пойти один вправо, а другой влево. Сотрудничество приносит только пользу.

Диалог внутри Лиги должен быть лучше. Временами кажется, что образ тяжб им нравится. Как будто бы споры это традиция, которой нужно гордиться. Сегодня мы живем в постоянно меняющемся моменте, поэтому коммерческое управление должно стремиться позиционировать итальянский футбол на высоком уровне, избегая споров в кондоминиумах. Лига не может и не должна быть собранием кондоминиумов. Первой целью должно быть возрождение итальянского футбола, в том числе через диалог с Федерацией. Наличие долгосрочных интересов — это то, что может помочь футболу и пролить свет на международный уровень».

Изменения в Серии А

«Возможность Лиги стать медиакомпанией может помочь сделать качественный скачок и дать нам более коммерческий подход. В Формуле-1, как и в АПЛ, есть четкий регламент. Указания на цвет травы может казаться ерундой, но даже это имеет определенную коммерческую ценность. Ведь цвет дает четкость изображению и делает продукт лучше. Кроме шуток, лучше бы мы говорили о цвете травы, чем аргументы за тысячу евро».

Tuttosport

Juveleggria

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.